ИСТОРИЯ

Хогбен Хауза, рассказанная Хогбеном Старшим


Хогбен Хауз - это аномальное скопление единомышленников, единнодумальников и единоделальников на предмет их воссоединения для отплескивания, выплескивания и наплескивания сжимающей чресла энергии на все вокруглежащее, стоящее, сидящее и торчащее дабы доставить радость себе и всему остальному.


Сыро, холодно, потно и страшно...
Примерно так и началось то самое великое о коем и вспоминать-то скоромно, ну да делать то нечего.

Жил был ничего о себе не подозревавший, не смотря на постоянные приводы в милицию, скромный, но достаточно старый Хогбен. И в школе он поучился и туды-сюды сходить успел, одним словом стал перед ним злосчастный выбор Ц али слесарем стать, высокоразрядным, али педагогом-новатором. Слесарем оно конечно хорошо, но старость, да и накопленный опыт заставили ее таки сделать шаг в стороны и выбрать единственно верное направление вперед.

Тут они, время с судьбиною, так распорядились, что повстречал Старшенький братца своего единоутробного, коий искал случая кого бы испугать посильнее, деньги отнять да по тыкве настучать. От такого предложения отказаться было невозможно, и вот через некоторое время они вместе, старшенький и страшненький, во всю ивановскую лупили тыквы близ лежащим (см. вышеперечисленные), да так и долупились опять же через Габибулу прямо в мататумбу, кояя ныне СГУ зовется.

Там-то и поняли они отчего так по тыквам стучать любят, а на понятия их навел братец их младшенький, умный да и приглядный не по годам. А голосище у младшего был покруче чем у дядьки нашего. И пел он песни душевные халловином зовуемые. А когда пел, тыкву все норовил в места разные себе позапихивать, говорил, что от этого на душе праздник должон быть. Так и прижилось у нас, братьев - как тыкву завидим, так и праздник, а тут еще и младшенький свои песни подхватит, тут-то веселье народное и зачнется.

Ну и стали мы жить-поживать да тыквы пожевывать. Ну да тоска сердца наши гложила, давненько мамку-хогбеншу невидели и на слух не слыхивали. И от тоски от ентовой стали хогбены по одиночке мамку свою искать. А мамка, к слову сказать, хитрою была, и все норовила кем - другим прикинуться. Вот старшенький первый-то и обознался, потом страшненький, а затем и младшенький не утерпел. Ну да не вышло, то не мамка их оказалась так и забросили эту идею братья хогбены. Только страшенький все убивается, то ту проверит, то эту.

Но больше всего в жизни любили хогбены в море ночами плавать, водку жрякать и пивом закусывать. И за этим самым как только первые почки распускались, так бросали все хогбены к фени-ядренной и чесали пятки свои немытые прямиком к морю-черному. А там были и чайки толстые, и дети кричащие, и вожатые глуповастенькие, и отряды вожатские. Так братьев наших жизнь поколбасила, но родственников искать они не бросают. Так и нашли братца всевремябегающего, и братца ужастно умного, и братца в окультных науках смыслящего, и братца такого странного, что и назвать то его никак еще не решилися.

Copyright © 2000, Hogben Old